www.LeonidKonovalov.ru | Леонид Коновалов главная ::> новости ::> форум ::> контакт ::> карта сайта ::> добавить в избранное ::> поиск ::>
Экстрасенсорика | Телекинез

Телекинез

20.02.2012

Г.Дульнев рассказывает о Нинели Кулагиной

В 2005 году я встретился с Геннадием Дульневым в Санкт-Петербурге. 
Ниже - рассказ об этой встрече.





Встреча с Кулагиной

Идея пришла очень просто, мне позвонила по телефону моя родственница, и пригласила меня с женой придти на обед, здесь в Питере. А я тогда не очень хорошо себя чувствовал... Начинаю отнекиваться. Затем она говорит, что эту встречу они организовали "только для того, чтобы ты пришел".
- Я познакомлю тебя с одной очень интересной женщиной.
Мне уже дальше было неудобно отнекиваться, и я с женой пошел на эту встречу. 
Ленинградская квартира. Знакомят меня с Нинель Сергеевной Кулагиной, она пришла со своим мужем, какие то ещё были гости. Затем мы сели за стол, начинается идти разговор о том, что какая у неё гостья необычная женщина, может излечить людей. А с ней пришел один мужчина пожилой, которого она излечила, и он рассказывает уже сам историю. 
Он был осужден, сидел в Гулаге много лет. И потом когда вышел из Гулага, у него началась спонтанная гангрена, а это очень тяжелая и сложна болезнь. А вы знаете, что такое спонтанная гангрена? Спонтанная гангрена она получается внезапно, ниоткуда. То есть у вас происходит закупорка кровеносных сосудов, кровь не проходит, и начинают чернеть пальцы, страшные боли и т.д.
Вот это человек когда вышел из Гулага, у него почти сразу же возникла спонтанная гангрена. Его поместили в Мечниковскую клинику. Он там лежал. К нему зашли врачи, сдернули простынь, увидели черные пальцы, решили ампутировать пальцы на ногах и даже ступни. Больной начинает говорить, что он не хочет, он не согласен, а согласие больного и его родственников обязательно должно быть. Врачи его уговаривают, он отказывается. Наконец он вспоминает, что ему рассказывали про женщину, которая может избавить его от этой болезни. Он находит общую знакомую, которая оказалась математиком, Ладыженская, профессор такая была в университете, у нас математику одно время преподавала, а ныне покойная. Он через нее вышел на Кулагину. Пришла Кулагина, посмотрела на больного, положила ему руки на определенные места ног, подержала немножко, и у него прошли боли. А ведь у неё нет медицинского образования. И в советской клинике лечить без медицинского диплома нельзя, это вообще и сейчас запрещено. И во всех клиниках мира это запрещено делать. Врачи говорят, что мы не можем позволить. Больной кричит. Кулагина говорит, что она не может, ей надо разрешение, что бы дали врачи, врачи разрешение дать не могут. Одним словом создалась комиссия, в результате которой врачи написали ей справку, в которой говорилось, что они не возражают против лечения по методу Кулагиной. Что за метод? Они сами не знают, им просто надо было, что-то написать. Это уже достаточно высокая смелость врачей, что бы написать этот самый акт.
Они написали эту бумагу, Кулагина положила её в карман и стала приходить к больному в течении недели, каждый день и минут по десять с больным возилась. Она руки прикладывала то к одному, то к другому месту. Через десять дней он встал и своими ногами ушел из клиники. То есть вылечила человека.
Ну, вот он это рассказывает, все охают, ахают. Потом Кулагина говорит: «Хватит болтать, давайте я лучше покажу». За обычным столом стоят закуски, ну как положено. Мы сидим и смотрим, а она просит хозяйку дать ей пустой фужер. Она переворачивает его донышком кверху, делает антеннку из рук, на расстоянии полуметра начинает очень напряженно воздействовать на этот фужер, но никакого толку. Она злится, нервничает, больше и больше расстраивается, и вдруг мы видим, что фужер подпрыгнул, и небольшими шажочками пополз по столу... Мы его поймали на другом конце стола. Фужер прополз около полуметра, подпрыгивая. Потом Кулагина разошлась, сняла у себя с руки обручальное кольцо и начала гонять его по столу. Я сижу и думаю, «что же это могла быть»? Какие то резинки, ниточки, веревочки? Только я это не могу сделать, потому, что у меня нет ловкости рук, а она умеет делать. Поэтому потом все мое внимание было обращено на то, что бы обнаружить веревочки, ниточки. Но я ничего не обнаружил. И все присутствующие занимались этим делом.
Потом она берет школьный компас, ставит на стол, начинает на расстоянии крутить рукой и стрелка компаса начинает бегать, она крутит рукой в другую сторону, стрелка начинает вращаться то же в другую. Я думал, что и я могу так сделать, маленький магнитик помещу под ноготь, и то же буду делать, стрелка будет бегать. Но потом она начала уводить руку, повторяя те же самые движения, и компас попрыгал за рукой. Я подумал, что это было сделано при помощи веревочки. На большее у меня фантазии не хватало. Что ещё можно придумать?
Ну а потом пошли разговоры о лечении. А я уже к тому времени сказал, что я был нездоров. Нездоровье было вызвано …. Я в то время работал ректором института. Работа такая, что часто можно было встретиться с хамством. Обхамить человека с верху или с низу им нечего не стоит. Вот такие были условия жизни, условия работы. И я через это прошел. Один раз мне очень здорово нахамили публично, в результате того со мной что-то случилось, хотя я был человеком здоровым. У меня что-то ёкнуло с сердцем. Я не мог глубоко вздохнуть, мне больно, я боюсь дышать. Со мной это в первый раз случилось, до этого у меня ни когда таких фокусов не было. И поэтому я не хотел приходить.














Эксперимент с лазером

Я тогда сделаю зарядку, надел тапочки и тут я обычную трехкилометровую пробежку по набережной делал и чувству себя нормально, а до этого я был инвалидом. После этого я понял, что я должен заниматься этим. Я как физик владел одной областью физики, так называемой теплофизикой, энергофизикой, термодинамикой – это одна область физики, она имеет к этому делу прямое отношение, но далеко не полное. Я позвал физиков-оптиков, физика-электрика, физика квантовой электроники, физика-химика, то есть собрал группу из пяти достаточно сильных профессоров. Я с ними работал, очень серьезные люди, профессионалы в своей области. В общем, собрали человек десять, каждый взял себе по помощнику, взяли в группу врача.. Я им говорю: «Вот, ребята! »( это было)…. Я перед этим собирал группу. Вот, пришел, собрал эту публику и говорю: «Вот такая, такая вещь Мне показали вот такую штуку, мне, вот, представляет интерес её исследовать, я вас приглашаю.
- Ну, так расскажите!
Я им рассказал. Кривые улыбки. Никто ничему не поверил. И говорят: «Знаете , надо посмотреть. Давайте посмотрим, ну, давайте»- «Давайте». Я позвал Кулагину, она пришла. Что она могла, продемонстрировала- те же фокусы: гоняла фужер, гоняла кольцо, крутила компас, грела …..То же, значит, у нее был набор стандартных подходов. Она это показала, все, так сказать, поглядели, охнули, ахнули, как и я, не могли понять в чем дело. Все заинтересовались и согласились начать эту работу. А дальше это согласие привело к тому, что мы с этой группой работали лет семь. Лет семь работали, собирались по вечерам, потому, что по вечерам только могла прийти Кулагина. Да и у нас днем, так сказать, народ в лаборатории, а тут надо, чтоб никого не было, было тихо, спокойно. Вот, мы в течении этих лет работали. Опыты были очень сложные. Более сложных опытов я в жизни не проводил. Потому, что, понимаете, в чем дело обычного эксперимента , который проводишь? Ты знаешь, что ты получишь, и твое внимание все уделяется на чистоту опыта, на погрешности на, там, как более красиво представить результат, то есть- на второстепенные вещи. А принципиальные вещи- это может быть, не может быть…и вопроса нет- может быть! Это, так сказать , в принципе все изучено, ты все шлифуешь, шлифовкой занимались. А здесь ты идешь по совершенно открытому пути, и нечего не ясно: как поставить опыт, ну например нагрев, греет. Как померить? То есть надо разрабатывать схему, прибористику, методику, вот, все это делать на ходу часто приходиться. Или, например, оптические опыты проводили - опять надо брать свою аппаратуру. Как померит, этот самый, телекинез тоже нужно какие то приспосабливать или изготавливать новые приборы. И каждый раз, когда ты все сделаешь, ты уже наметил, что у тебя получится. По началу, по наивности мы делали такие комбинированные опыты, все вместе сразу хотели охватить. Ну допустим, сидит человек посадив на стул кролика. К спине ему прикрепили датчик измерения теплового потока, вот она стоит и спину греет на каком-то расстоянии. Датчик нам показывает, что идет большой тепловой поток и т.д. Тут же мы прилепили термопару, что бы она померила температуру. Тут же между рукой и спиной пропускаем лазерный луч, чтобы она воздействовала на лазерный луч. Какой длины луч? Кто его знает? Тогда перестраиваемых лазеров не было ещё, а были лазеры определенной длины волн. Вот мы берем серию лазеров всяких. Фотоприемник делается, аппаратура измерительная, каждый раз мы комбинировали и делали макет заново. Вот, начинаем делать, видим, ставим лазер, самый простенький- гелий-неоновый, который красненький свет испускает. Воздействуем, ничего не получается, никакого воздействия нет. Но одновременно мы замечаем, что прибор для измерения теплового потока зашкаливает, большое значение, а температура не шелохнется, температура кожи остается такой же, хотя над кожей происходит ретема, она краснеет, а температура не меняется. Тепловой поток большой. Это противоречит законам физики, потому, что тепловой поток зависит от температуры. Чем больше температура, тем больше тепловой поток, а если температура не меняется, то и тепловой поток не должен меняться. А тут у вас зашкаливает один прибор, не шелохнется другой- непорядок. И так все время с лазером. Мы сделали один лазер, красненький, взяли потом второй с большей длинной волны- в инфракрасную зону залезли, то же нехорошее.
Потом берем СО2 лазер- углекислый. Когда 10.6 микрона, т.е. это в самый край инфракрасной области залезли и вдруг мы видим, показание приборов – приборы заработали. То есть мы мерили при этом поглощение лазерного луча, который проходил через эту среду. Вдруг мы видим, что довольно таки сильное поглощение на этой длине волны. А потом смотрим, длинноволновое излучение его же не видно, потом берем лист ватмана, зачернили его графитным карандашом. У этого луча сильный поток, он прожигает, дымится бумагу. И вот таким путем мы ведем датчик, ставим его, где надо, а потом примерно, рядышком сантиметра 2 от этого луча невидимого мы натягиваем шнур, что бы обозначить границу, которую нельзя переходить. И вдруг мы видим, что у нас получился результат. И в то же самое время мы видим что этот шнур движется. Вопрос кто задел? Может быть, результат получился из-за того что этот луч прерывается шнуром ходящим? Мы сначала подумали на Кулагину, что она локтем нечаянно или нарочно задела. Не верим ни чему, начинаем на нее налетать. Она начинает божиться, что она не шелохнулась, начинаем ещё на кого-то налетать. Кто виноват? Кто шелохнул этот кембрик который начинает ходить и прерывать этот луч. Ну видим эксперимент надо менять, тут же достаём цилиндрическую стеклянную трубу, луч пропускаем через эту трубу, что бы не какого кембрика не было, за этой трубой стоит Кулагина и воздействует на это пространство. Повторяем эксперимент, эксперимент получается. Потом думаем, ну куда дальше? Для одной длинны волны мы ухватили, все остальные не реагируют, значит это какое то спектральное свойство пространство проявляет. Какие ещё длинны волн бывают? Ну уже лазеры дальше не идут. Затем мы переходим на миллиметровую технику, там уже другие генераторы – клистроны. У нас был клистрон, мы его поставили, пять или шесть миллиметров было излучение. И на этой длине волны тоже результат. Потом мы поняли, что это все надо перечеркнуть, надо делать по-другому, поняли что надо было делать в замкнутом пространстве, в котором должен быть определенный газ, вакуум. Мы специально изготовляем кювету, наполняем её сначала одним, потом другим газом, откачиваем вакуум, через кювету проходит луч лазера и т.д. То есть тут, пошла уже, строиться, аппаратура. Это был сложным опытом.  


Оптический эксперимент


Мы решили сделать оптический классический эксперимент. Делаем оптический усилитель, у нас от зеркала отражается лазерный луч и падает на экран, на экране сетка, на которой можно измерение проводить количественно, отмечать результаты. Далее мы устанавливаем систему типа двух интерференционных зеркал, делаем интерферометр, тогда мельчайший сдвиг, который просто так ни как не померить он оптическими методами будет зафиксирован, он будет увеличен, и мы даже сможем это на экране увидеть. Так называемый интерферометрический метод измерения. Все это надо было сделать! Все это мы сделали, подготовили прибор. Но там происходит измерение смещения зеркала, а воздействие на него делает экстрасенс Кулагина – она смещает зеркало. Дело в том, что когда она сместит зеркало, то оно будет долго раскачиваться , пойдут периодические колебания и мы не сможем померить. По этому нам надо было сделать «успокоитель». Но это уже давно решенная задача. Делается магнитная заглушка, ставится металлический диск и когда между двумя магнитными полюсами он проходит, и этот диск начинает раскачиваться, то магнитные полюса начинают воздействовать на металлический диск, токи Фуко, ну и в результате от таких раскачиваний он достаточно быстро приходит к успокоению. Это очень распространенный метод приборостроения, мы его применили, здесь работали, воспроизвели. Кулагина спрашивает: «это у вас магнит? Вы знаете, у вас ни чего не получится»! Почему? По теории должно быть. Нет, говорит Кулагина, я с магнитами работала, нечего не получится. И у нас действительно ничего не получилось. Классика не сработала. Ну и тут возник вопрос. А что же дальше делать? Дальше решили все резко изменить, всю схему этого эксперимента, то есть мы перешли к воздействиям, видя, что магнитное поле реагирует на воздействия Кулагиной. Мы решили построить по-другому эксперимент, например: Тут кто-то догадался, что у него в лаборатории есть такое устройство под названием «Магнитная мешалка»- это такой прибор для широких лабораторий химических применяется. Прибор заключается в том: колбочка, в которой можно что-то смешать, туда ставится металлический пестик, колбочка может быть запаяна и т.д. Под столиком ставится магнитная катушка, через катушку пропускается ток, создается вращающиеся магнитное поле, это магнитное поле воздействуют на пестик и он начинает вращаться , крутиться и перемешивать там все, что надо. Мы берем эту самую готовую штуку. Под столиком делаем кнопочку «включено, выключено», что бы можно было незаметно это сделать. И говорим Кулагиной, что бы она воздействовала на этот пестик. Она начинает воздействовать, при воздействии колбочка начинает, перемещается – телекинез. Потом мы незаметно нажимаем кнопочку - включаем магнитную мешалку. Этот магнитный шум начинает мешать Кулагиной. Ничего не получается - не может переместить. Мы выключаем, она так сказать опять работает. То есть мы, таким образом, нащупали каким образом можно использовать электромагнитное поле для измерения. Потом вышли приборы, экспериментальные разработки в этом направлении. Я хочу этим сказать, что сначала начинаешь делать затрачивать силы, а потом получается, что все не выходит, начинаешь искать причины. Вот в этом сложность опыта. Но и ещё психологическая была сложность. Она заключалась в том, что когда ты делаешь что-то и ты знаешь, что ты должен получить результат и ты его получаешь, у тебя успокоение, хорошее настроение. Получил и, слава Богу! Все, так как должно быть, все правильно мир устроен. А когда ты делаешь, и у тебя ни чего не выходит, наступает чувство опустошения полного, ты физически и морально устаешь, по этому эти опыты были очень сложные, они забирали все моральные и физические силы у человека. Но так нельзя работать, надо, что бы время от времени и удачи были. Мы должны были объяснить, что творится с Кулагиной. Она попросила чтобы мы разгадали эту загадку.

Объяснение

Кулагина к нам пришла с тем, что бы мы ей рассказали, почему она может, что с ней творится. Ей очень хотелось, что бы мы раскрыли эту загадку. И нам хотелось. По началу шло все очень медленно, очень было много ошибок. Это потом когда мы набрались опыта, проводили опыты уже по иному более продуманно современно. А тогда аппаратура была новейшая, современная, ведь это делалось в институте точной механики. То есть мы в аппаратном отношении были очень богаты. Профессионалы в этой области собрались. По этому нам и были все карты в руки - такие работы вести . Но в психологи, в других вещах мы ничего не понимали, а это область такая, что она требует конечно специалистов очень разнообразных, психологи должны были быть, врачи. Врачи у нас обязательно присутствовали. Потом требовалось проводить опыты, где нашего профессионализма не хватало. Мы проводили опыты с растениями.








Количество показов: 5833

Возврат к списку


Алексей Курочкин
А существуют ли протоколы испытаний? Пока живы ученные, проводившие с ней опыты, хорошо бы было получить протоколы и выложить их в сеть

вверх
© Леонид Коновалов, 2009—2017 
Сайт: www.LeonidKonovalov.ru

сайт сделан в студии «PM»